ssss

  1. Оказание маркетинговых и консалтинговых услуг
    "ЦПИ" поможет спланировать Ваш бизнес, предлагая экспертную оценку влияния политических и экономических изменений на деловую активность в Сахалинской области.
  2. Своевременное получение аналитических документов
    Мы предлагаем Вам анализ инвестиционных возможностей в наиболее перспективных отраслях Сахалинской области.


ПОЧЕМУ НЕОБХОДИМА РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ РОССИЙСКОГО ВНЕШНЕГО ДОЛГА


Проведенный специалистами Центра перспективных исследований анализ публикаций авторитетных зарубежных и российских изданий экономической направленности, позволяет полагать, что наиболее тяжелым финансовым бременем для российской экономики остаются платежи по внешнему долгу. По состоянию на 31 декабря 1999 г., объем государственного внешнего долга Российской Федерации составил порядка 158,0 млрд. долл. США.

При этом, "новая" российская задолженность, т.е. задолженность, образовавшаяся после 1 января 1992 г., составила 54,5 млрд. долл. США или всего 35% суверенного долга. Ее главной составляющей являются обязательства перед международными финансовыми организациями (19,4 млрд. долл. США). Необходимо отметить, что Россия осуществляет платежи по погашению и обслуживанию всех категорий своего "нового" долга в полном объеме и строго в установленные сроки.

В свою очередь, задолженность бывшего СССР, т.е. задолженность, доставшаяся России "в наследство" от предыдущего государства, составляет 103,5 млрд. долл. США, из которых 38,7 млрд. долл. США (37,4% или 25% от всей суммы внешнего долга) приходится на долг перед кредиторами Парижского Клуба (ПК).

В 90-е годы темпы роста финансовых обязательств опережали динамику ВВП. Имевший место в отдельные периоды прирост валового внутреннего продукта по существу "съедался" обслуживанием задолженности. Под влиянием, в числе других, и этого фактора страна оказалась фактически "втянутой" в отрицательные темпы экономического роста.

Начавшиеся в 1999-2000 гг. некоторые позитивные сдвиги в развитии российской экономики (рост промышленного производства, сохранение положительного сальдо внешнеторгового баланса и т.п.) пока еще не получили необратимого характера. Для их закрепления и развития требуются крупные дополнительные капиталовложения, прежде всего, в важнейшие экспортные и импортозамещающие отрасли.

Необходимо учитывать и то обстоятельство, что рост ВВП России в значительной мере зависит от конъюнктуры мирового рынка энергоносителей, на долю которых приходится почти 44% общего объема российского экспорта. Из-за низкой степени его диверсификации страна остается крайне уязвимой от колебания мировых цен.

В соответствии с согласованными с внешними кредиторами графиками, в период до 2009 г. в счет погашения и обслуживания государственного внешнего долга Россия должна выплачивать более 10 млрд. долл. США в год, из которых в среднем 28% приходится на платежи по задолженности бывшего СССР перед кредиторами ПК. При этом в "пики" платежей, приходящиеся на 2001-2003, 2005 и 2008 гг., суммы выплат будут превышать 13 млрд. долл. США в год. Таким образом, для того, чтобы обеспечить своевременное и полное выполнение международных финансовых обязательств по имеющимся графикам в "пиковые" годы Правительству России придется направлять на указанные цели свыше 60% доходов федерального бюджета.

Такая непомерная нагрузка платежей по внешнему долгу на федеральный бюджет сопряжена не только с нарушением нормального хода реформ, но и с возможным перенапряжением в социальной сфере.

В краткосрочной перспективе (т.е. в 2001-2003 годах), несмотря на предполагаемый рост экспортной выручки и, следовательно, увеличение положительного сальдо торгового баланса страна будет иметь нарастающий "финансовый разрыв": от примерно 6 млрд. долл. США в 2001 году до 12 млрд. долл. США в 2003 году, что составит 5,8% ВВП.

Далее, в среднесрочной перспективе (т.е. в период до 2009 года) даже при ожидаемой позитивной динамике внешнеторгового баланса "финансовый разрыв" будет сохраняться. При этом в отдельные годы (2004, 2005 гг.) он будет превышать 6 млрд. долл. США или приближаться к этому показателю (2008 г.). Преодоление "финансового разрыва" будет возможно не ранее 2010 года.

Таким образом, отсутствие гибкости со стороны стран-кредиторов создает потенциальную возможность нового дефолта по внешнему долгу уже на ближайшие 3-4 года и в остальные годы десятилетнего периода. Избежать его и преодолеть столь значительные "финансовые разрывы" только путем обычной реструктуризации текущих платежей вряд ли удастся.

Правительство России стремится завершить очередной раунд переговоров с МВФ как можно скорее. Ожидается, что уже в ближайшее время удастся закончить обсуждение экономической программы, содержащей основные условия дальнейшей стабилизации экономики. При этом Россия полностью поддерживает призывы Фонда к жесткой, но реалистичной политике, поскольку они соответствуют и целям Правительства России.

Процесс урегулирования внешней задолженности России, безусловно, должен быть взаимосвязан с программой МВФ. Вместе с тем следует иметь ввиду, что предлагаемая МВФ программа носит относительно краткосрочный характер, в то время как всеобъемлющее урегулирование долга - процесс значительно более длительный. В связи с этим, учитывая специфику социально-экономического и долгового положения России, было бы неэффективно делать абсолютную привязку процесса реструктуризации, задолженности к программе Фонда, в частности, в качестве одного из принципов урегулирования использовать подход, в соответствии, с которым период консолидации был бы равен периоду действия программы МВФ.

Финансово-экономическое положение, в котором в настоящее время оказалась Российская Федерация, диктует необходимость поиска такой схемы реструктуризации задолженности бывшего СССР перед кредиторами ПК, которая позволяла бы обеспечивать поддержание платежеспособности (debt sustainability) России, как в ближайшие годы, так и в долгосрочной перспективе при сохранении таких темпов экономического роста, которые обеспечивали бы возможность осуществления программы структурных реформ и социального развития страны, а также исключали бы необходимость возврата к вопросу о реструктуризации обязательств по внешнему долгу в будущем.

При выработке окончательных финансовых условий реструктуризации, как считают независимые эксперты, необходимо исходить не только из формальных долговых показателей, а применять комплексный подход, т.е. принимать во внимание всю тяжесть социально-экономической ситуации, сложившейся в стране при ее переходе от административно-командной к рыночной экономической системе, а также исторические корни возникновения этой проблемы в целом и роль России при ее урегулировании.

Расчеты показывают, что схемы, предполагающие пересмотр только платежей, приходящихся на консолидационный период, даже при 8 летней его продолжительности, не позволяют решить эту проблему. Они действительно приводят к снижению величины платежей в ближайшие несколько лет. Однако из-за начисления процентов за новую отсрочку, их капитализации и увеличения общей суммы задолженности существенно возрастают годовые платежи (до порядка 6,5 млрд. долл. США в год) в течение длительного периода после окончания периода консолидации. Наличие подобных платежей не позволит России осуществлять необходимые инвестиции на осуществление структурной перестройки экономики в течение более чем 20 лет, что вообще ставит под сомнение возможность продолжения проводимых реформ. В этой связи в ходе всеобъемлющей реструктуризации задолженности бывшего СССР представляется необходимым применение к России принципа урегулирования всей суммы долга.

Однако, по мнению западных финансовых аналитиков, одна только эта мера, а также соответствующее ей установление общих сроков погашения задолженности и льготного периода не позволит России добиться "долговой устойчивости". Подобная схема реструктуризации долга, хотя и позволяет снизить величину платежей в течение льготного периода, тем не менее, не устраняет проблему дефицита финансовых средств, как на протяжении большей части льготного периода, так и после его окончания.

Даже установление в указанной схеме в течение льготного периода нерыночной процентной ставки, усредненно-равной по всем валютам 3% годовых, позволит существенно уменьшить величину "финансового разрыва" лишь в ближайшие годы. Однако эта мера не приведет к его полному устранению: ежегодные платежи после окончания льготного периода будут по-прежнему превышать 4 млрд. долл. США, что явно не соответствует реальным финансово-экономическим возможностям России.

Таким образом, исходя из необходимости установления в результате проведения реструктуризации такой величины ежегодных платежей по обслуживанию долга бывшего СССР, которая позволила бы России своевременно и в полном объеме осуществлять платежи по всему государственному внешнему долгу без проведения дополнительной реструктуризации и без ущерба для развития ее экономики, Правительству России целесообразно обратиться к своим кредиторам - членам ПК с просьбой о реструктуризации задолженности бывшего СССР на следующих условиях: списание, как минимум, на 30% основной суммы долга, реструктуризация оставшейся суммы на срок 30 лет с 8-ми летним льготным периодом, применение нерыночной процентной ставки за отсрочку.

Необходимо отметить, что стоимостные и временные условия данного запроса близки к аналогичным условиям реструктуризации задолженности бывшего СССР перед коммерческими кредиторами Лондонского клуба, договоренности, о которой были достигнуты Правительством Российской Федерации в начале 2000 года. Таким образом, данные условия позволяют обеспечить соблюдение принципа сопоставимости условий урегулирования долга перед различными категориями кредиторов.

Однако представители Германии, крупнейшего кредитора России, заявляют о невозможности списания какой-либо части долга бывшего СССР в силу экономических, финансовых и даже процедурных (принципы ПК) причин, хотя не исключают возможности применения льготных условий в отношении периода рассрочки платежей и даже уровня процентных ставок.

Известно, что точку зрения Германии в той или иной степени поддерживает большинство членов "большой семерки", полагающих, что, исходя из чисто формальных финансовых и долговых показателей, Россия не может претендовать на списание части долга. Кроме того, идея прямого сокращения долга России (stock of debt) весьма непопулярна в деловых и политических кругах, прежде всего, таких стран, как Франция и Япония, а также у части конгрессменов США.

Дополнительные проблемы создают имеющиеся в государствах "большой семерки" юридические нормы и процедуры принятия решений в отношении списания долга суверенного заемщика.

В то же время известны случаи, когда в вопросах реструктуризации задолженности суверенных дебиторов западные кредиторы отталкивались не столько от формальных долговых показателей, сколько шли на 1принятие прямых политических решений. Это имело место, например, при урегулировании германских довоенных долгов в соответствии с Соглашением от 23 февраля 1953г.

Параметры урегулирования германской довоенной задолженности носили весьма льготный характер. В ходе их выработки страны-кредиторы приняли во внимание общую сложную финансово-экономическую ситуацию в стране, уменьшение ее территории и численности населения и другие факторы. При этом план реструктуризации германского долга был составлен таким образом, чтобы исключить возможность оказания негативного влияния на немецкую экономику, как через возможное ухудшение международной финансовой ситуации, так и через утечку имеющихся валютных ресурсов или через ограничение доступа к их потенциальным внешним источникам (Agreement on German External Debts/ London, February 27, 1953, Appendix В, р. 160).

Кроме того, погашение ряда требований иностранных кредиторов к Германии (в частности, просроченных после 31 декабря 1944 г. процентов по облигационным займам) вообще было отложено до объединения страны. Такой перенос срока платежей в 1953 г., когда вопрос объединения Германии вообще не стоял на повестке дня, свидетельствует о применении к части немецких обязательств принципа отсрочки погашения "до лучших времен".

Отмечается, что нельзя не видеть определенной схожести ситуации послевоенной Германии и постсоветской России: значительные экономические трудности, сокращение территории, уменьшение экономического потенциала, нарушение хозяйственных связей, необходимость проведения структурной перестройки в экономике и социальной сфере. При этом хозяйства обеих стран оказались в значительной мере обремененными задолженностью, полученной "в наследство" от ранее существовавшего государства.

Существенный отход от принципов Парижского клуба и принятие чисто политического решения при урегулировании задолженности имел место и в начале 90-х гг., когда решалась судьба внешнего долга Польши. Западные кредиторы признали "особые условия", в которых находилась страна в период, связанный с переходом от централизованного планирования к рыночным механизмам, и согласились предоставить ей 50-ти процентное сокращение долга в терминах чистой приведенной стоимости, несмотря на то, что долговая ситуация Польши в целом была далека от критической и с точки зрения экономических показателей не соответствовала примененным к Польше условиям реструктуризации задолженности.

Таким образом, имеющаяся практика подтверждает существование возможности отхода кредиторов от их нынешней позиции, базирующейся в основном на формальных оценках и традиционных подходах, и их ориентации на принятие политических решений при реструктуризации суверенного долга бывшего СССР.

Вышеуказанные условия реструктуризации, а, соответственно, и достигаемая в случае их применения "долговая устойчивость", приведут к созданию в России условий, необходимых для дальнейшей стабилизации экономической и политической ситуации в стране, продолжения курса реформ без подрыва внутренней базы накопления.

Решение всех этих задач соответствует не только интересам самой России. Обеспечение необратимости реформ в России - в интересах всего мирового сообщества и, прежде всего её кредиторов. Согласие ПК на принятие российского предложения по реструктуризации долга бывшего СССР явилось бы еще одним важным доказательством того, что ведущие экономические державы рассматривают Россию как своего важного стратегического партнера.

Необходимо выделить и тот факт, что Россия, сама, являясь членом ПК, идет на существенное облегчение долгового бремени своих должников, несмотря на собственное тяжелейшее финансово-экономическое положение. Россия предоставляет значительные первоначальные скидки с долговых обязательств дебиторов, а также поддерживает шаги, предпринимаемые в рамках Кельнской инициативы. В 90-е годы Российская Федерация оставалась крупнейшим донором молодых демократий и стран "формирующихся рынков", образовавшихся на территории бывшего СССР, чем в значительной мере уменьшила давление этих государств на членов ПК с просьбами о предоставлении финансовой помощи. Все это дает дополнительные основания ожидать адекватных мер со стороны кредиторов Клуба и при урегулировании долга бывшего СССР.

“ЦПИ”

26 марта 2001г.

Вернуться назад









Рейтинг.Сопка.Net
Copyright © 2000-2011 ARCG
 
Developed by Сопка.NET
Хостинг RU-CENTER на www.nic.ru