ssss

  1. Оказание маркетинговых и консалтинговых услуг
    "ЦПИ" поможет спланировать Ваш бизнес, предлагая экспертную оценку влияния политических и экономических изменений на деловую активность в Сахалинской области.
  2. Своевременное получение аналитических документов
    Мы предлагаем Вам анализ инвестиционных возможностей в наиболее перспективных отраслях Сахалинской области.


ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО - ПУТЬ РЕШЕНИЯ РОССИЙСКО-ЯПОНСКИХ ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫХ ПРОБЛЕМ


Главным итогом российско-японских переговоров в Москве является принятие совместного Плана действий, в котором содержатся варианты решения политико-правовых проблем, в том числе касающихся российских террито-рий. Спишем на политическую близорукость окружения Президента то, что российские острова Малой Курильской гряды в документе были озвучены японским картографическим наименованием. Выразим надежду, что Президент является гарантом территориальной целостности России, а определяющим в российско-японских отношениях станут совместные проекты в сфере экономи-ческого сотрудничества.

Известно, что торговые отношения между Россией и Японией колеблются в пределах 4 миллиардов долларов США (почти в три раза меньше российско-китайских). Последствия войны в Ираке поставили японскую нефте-газовую промышленность перед проблемой определения своего места в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Японская сторона проявляет интерес к проекту строитель-ства нефтепровода "Ангарск-Находка", стоимостью около 5 миллиардов долла-ров. Однако у России имеются альтернативные варианты, например: "Ангарск -Дацин" (Китай).

Работа по двум веткам, так называемый "сдвоенный" вариант, являясь экономически нерентабельным, расценивается экспертами как удар по япон-ским внешнеэкономическим интересам, учитывая сохранение зависимости Японии от ближневосточной нефти.

Японское правительство долгое время проявляло пассивность в отстаива-нии варианта "Ангарск-Находка" для транспортировки нефти. Китай же, на-против, был весьма активен и обсуждал преимущества "своего" ("Ангарск-Дацин") направления, как на серьезном региональном уровне, так и на федераль-ном уровне.

Условия, выдвинутые российской стороне о возможности инвестирования проекта при наличии государственных гарантий сохранности японских инве-стиций, вполне оправданы. Риски вложения средств в сибирские и дальневосточные долгосрочные и финансово затратные проекты объективно существу-ют. Но, учитывая более выигрышное положение Китая и его готовность вкла-дывать средства в свой участок, Японии, думается, можно было бы проявлять определенную гибкость. Однако увязывать финансирование проекта на Находку с наличием так называемой "проблемы Северных территорий" является явно деструктивным, тем более в условиях экономического застоя Японии.

Другой причиной медлительности японской стороны в проекте "Ангарск-Находка" является отсутствие уверенности в долговременной востребованности российских нефтяных поставок по этому маршруту. Китай же, напротив, актив-но продвигает тезис о гарантированности закупок сибирской нефти со своей стороны.

Возможно, Токио следовало бы предусмотреть допуск российских компа-ний к созданию или приобретению объектов энергетического сектора, что по-зволило бы частично гарантировать эту стабильность. Сказывается и недостаток опытных кадров в русском отделе МИД Японии, имевших связи в среде влия-тельных российских бизнесменов и политиков, в результате отстранения от ра-боты в ходе прошлогодней "чистки рядов".

Несмотря на существенный задел, который сделал Китай в конкурентной борьбе с Японией за экспортный трубопровод из Сибири, японская сторона со-храняет шансы отстоять собственные интересы в этом вопросе. На китайском направлении существует ряд моментов, затрудняющих реализацию проекта на Дацин. Здесь нет определенности в вопросах финансирования. Существует про-блема экологической безопасности (в 2002 году проект уже получал отрица-тельное заключение со стороны организации "Байкальская экологическая вол-на"), особенно в свете последних выступлений Президента Российской Федера-ции. Не исключено, что это замедлит и сделает дороже реализацию китайского маршрута. Кроме того, не ясно, будет ли "китайский" маршрут четко скоорди-нирован с другими важными российскими проектами, в том числе с маршрутом на Находку.

Япония могла бы способствовать инвестированию в разведку и разработ-ку нефтяных месторождений, в создание перерабатывающей и транспортной инфраструктуры. При этом следует разделять правительственные инвестиции и вложения частных японских предпринимателей.

Позитивно оценивается недавнее заявление главы российского представи-тельства компании "Shell" (наряду с японскими "Mitsui", "Mitsubishi" является соучредителем компании "Sakhalin Energy") Джона Барри о возможности уча-стия в проекте "сильного российского партнера". На всемирном газовом кон-грессе в Токио, прошедшем в начале июня ст., руководитель компании "Газ-пром" М. Миллер четко обозначил заинтересованность в сотрудничестве с ази-атскими партнерами, в том числе в производстве и экспорте столь привлека-тельного для Японии сжиженного природного газа (СНГ).

Представители аналитических структур в дальневосточных регионах РФ отмечают устойчивый интерес китайских партнеров к информации о россий-ских энергетических проектах, возможности ориентирования еще невостребо-ванных ресурсов на Китай и своего участия в строительстве объектов, связан-ных с энергетикой.

Пекин и Токио имеют несколько разные стартовые позиции в диалоге о сотрудничестве с российской стороной. На "китайском" направлении реален фактор сравнительно быстрой экономической выгоды, не омраченный сущест-венными политико-правовыми противоречиями.

В отношениях Москвы и Токио экономическая выгода не менее значи-тельна и сочетается со стратегическими преимуществами, но сближение ослож-нено пресловутой "проблемой Северных территорий".

В России все громче звучат голоса экспертов, рекомендующих уделять приоритетное внимание именно проектам, отвечающим стратегическим интере-сам страны. Проект "Ангарск-Находка", да и в целом сотрудничество с Япони-ей в энергетической сфере как раз соответствуют таким интересам.

Японская сторона могла бы снять основное препятствие к масштабному развитию энергетического диалога с Россией четким стремлением избегать "проблемы Северных территорий". Созданная в японском парламенте "Ассо-циация за возвращение северных территорий" свидетельствует о неготовности японской стороны к компромиссам, стремление к которым обозначили руково-дители двух государств на московской встрече. Серьезную проблему для улуч-шения отношений двух стран приносит деятельность организации "АНПО-КЕН". Эта организация, созданная для решения вопроса возврата островов, ок-купированных США после Второй мировой войны, взяла на себя роль все-знающего консультанта и в японо-российских территориальных проблемах.

Интересам двух стран отвечало бы взаимодействие на северокорейском направлении. Северокорейский ядерный кризис обусловлен прекращением по-ставок мазута со стороны США и других ее партнеров. Обеспечение КНДР энергетическим сырьем, в том числе российским, станет реальным шагом к вы-воду экономики Северной Кореи из сложной ситуации, что позволит Японии избежать создания собственной ядерной программы для защиты от предпола-гаемой северокорейской ядерной угрозы. Россия и Япония могли бы координи-ровать усилия в этом направлении, добиваясь поддержки, в том числе финансовой, со стороны США.

Взаимодействие с Россией позволит снизить зависимость Японии от но-вых внешних и внутренних вызовов, будет способствовать укреплению ее пози-ций в мире и Азиатско-тихоокеанском регионе.

Последние встречи представителей России и Японии позволяют сделать вывод о том, что существенное изменение характера участников различных с японской стороны свидетельствует о том, что японская сторона достаточно серьезно анализирует вопросы геополитического, геоэкономического и геово-енного положения в АТР и положения России и Японии в этом регионе.

Как правило, встречи делегаций двух стран проходят за закрытыми две-рями. Участие в работе японских делегаций представителей СМИ, как членов делегации, является способом с японской стороны обойти договоренность о закрытости для прессы обсуждаемых вопросов.

На этих встречах присутствуют высокопоставленные представители японских Фондов. Это может свидетельствовать о дальнейшем планировании пропагандистской деятельности по проблемам "северных территорий" при ор-ганизации грантовой деятельности.

Не смотря на то, что японская сторона пытается принизить значение по-тенциального экономического сотрудничества, присутствие ведущих специали-стов (как бывших, так и действующих) крупнейших компаний свидетельствует, что, японские корпорации серьезно анализируют российский рынок как конку-рента американскому присутствию в АТР. Подтверждением тому является не-давно достигнутые соглашения по организации энергетического моста между Сахалином и Хоккайдо. Японская сторона полагает, что энергетическое направ-ление может быть центральной осью японо-российских отношений. При этом японская сторона обеспокоена реальным объемом запасов углеводородов, нали-чием государственных гарантий финансирования проектов японской стороной, каким образом и в каком объеме будет происходить разграничение полномочий центра и субъектов федерации в отношении собственности на природные ре-сурсы. Особым вопросом стоит проблема применения "Соглашения о разделе продукции". Японии крайне выгодно, чтобы это соглашение содержало такие условия, которые позволили бы относить все затраты на российскую сторону, (что фактически происходит на шельфовых проектах Сахалина), надеясь при этом на межправительственные соглашения и российские государственные га-рантии. Учитывая появления интересов к сотрудничеству с Россией в области энергетики у Китая и Кореи, Япония рассматривает вопрос создания энергети-ческого сообщества стран АТР, при этом планируя себе роль лидера. Такая мо-тивация базируется на наличии высоких технологий, финансовых средств и людских ресурсов.

Характерно, что в большинстве случаев в работе японо-российских деле-гаций участвуют представители ассоциаций "За возврат северных территорий". Это лишний раз подтверждает тезис, что данный политический аспект продол-жает играть важную роль как во внутри-политических, так и во внешне-поли-тических японо-российских отношениях.

Представителя японской стороны на переговорах различного уровня кон-статируют, что не смотря на поступательное развитие российской экономики, контакты с японским экономическим менеджментом остаются крайне низкими. При этом они не отрицают, что причиной является стагнация японской экономики, реструктуризация предприятий, сокращение масштабов деятельности, либо закрытие представительств российских отделов японских компаний.

Для большинства японо-российских экономических контактов характер-но то, что кредитование российской экономики производится в секторе средне-го и малого бизнеса. При этом приоритет отдается кредитованию приобретения средств вычислительной техники японского производства, бывших в употреб-лении строительной техники и деревообрабатывающего оборудования. Тем са-мым российская сторона вынуждена инвестиционные средства вновь опосредо-ванно возвращать в Японию в результате приобретения запасных частей.

Разворачивая тезис об оборачиваемости валюты, получаемой от экспорта цветных металлов, морепродуктов, древесины, угля и углеводородов и создания с этой целью соответствующей банковской системы, Япония также предполага-ет в ней свое ведущее положение. Это базируется на том, что Япония будет продолжать оставаться ведущим потребителем морепродукции, которая являет-ся основным элементом рациона питания. Соответственно просматривается ожидаемая льготная со стороны России система внешнеторговых отношений и кредитно-финансового обеспечения. Так, японская сторона серьезно заинтере-сована в предоставлении со стороны России льгот японскому "Банку междуна-родного развития" аналогичных "Всемирному Банку", "Международному ва-лютному фонду", "Европейскому банку реконструкции и развития".

Серьезные проблемы остаются в сфере нормативно-правового обеспече-ния экономического сотрудничества. Является разумным создание работаю-щей российско-японской организации (желательно в Южно-Сахалинске) по развитию внешней торговли и инвестиций, но при этом необходимо принять За-кон РФ "О коммерческой концессии", так как нормы ГК РФ не в достаточной мере обеспечивают защиту интересов российской стороны. Это особенно видно из анализа "Соглашения о разделе продукции" и практики его применения.

Японская сторона не оспаривает тезис о том, что приоритет политических вопросов над экономическими оказал существенное влияние на развитие рос-сийско-японских отношений. Он существенно осложнил экономическое со-трудничество. Японская сторона выражает надежду на совместные усилия по (формированию условий, необходимых для заключения мирного договора.

Однако проблема, тем не менее, сформулирована так, что первоочередной задачей является "возврат" территорий, а уже потом решение вопроса заключе-ния договора. Японская сторона не отрицает того факта, что восстановление су-хопутных участков, на которую она претендует, потребует колоссальных фи-нансовых вложений.

В отношениях России и Японии экономические отношения сочетаются со стратегическими, но сближение осложнено пресловутой "проблемой Северных территорий". По мнению автора, японская сторона, в принципе, может пойти на совместное хозяйствование под российским суверенитетом. Однако, в отличие от России (СРП), примет все меры для закрепления конкретных сроков или условий перехода проблемных территорий под японский суверенитет, с возмож-ным пролонгированием на определенный срок совместной, но уже японо-рос-сийской хозяйственной деятельности.

Япония может позволить себе долгосрочную политическую игру, учиты-вая при этом, что речь идет об одном из 10 участков естественного возобновле-ния биоресурсов (естественной белковой массы) Мирового океана. (Известно, что сухопутные регионы имеют тенденцию к резкому своему сокращению).

Другой, но уже геовоенной проблемой, является то, что передача про-блемных территорий сведет к нулю российское военное присутствие в АТР, так как будет практически исключен выход российского флота в океан через проли-вы Южных Курил.

Принципиальной правовой основой такого сотрудничества должен быть Закон Российской Федерации "О коммерческой концессии", в котором крайне важно предусмотреть ликвидацию недостатков, имеющихся в "Соглашении о разделе продукции". Концессионный характер японского участия в хозяйствен-ной деятельности должен осуществляться с одной основополагающей оговор-кой - ограничением временного и количественного присутствия японской рабо-чей силы на островах. Длительное и постоянное пребывание японской рабочей силы на островах может быть основным аргументом для изменения их правово-го статуса.

Передачу "северных (по японской терминологии) территорий" возможно только рассматривать на основании безусловного выполнения условий Декла-рации 1956 г., однако такой вариант противоречит Японо-Американским отно-шениям в военной сфере, так как потребуется безусловный вывод иностранных войск с территории Японии. Таким образом, территориальные вопросы как фак-тор развития экономического сотрудничества является тупиковой веткой.

Необходимо вновь заключить договор о разграничении полномочий меж-ду Российской Федерацией и Сахалинской областью, учитывая при этом осо-бенность геополитического, геостратегического и геовоенного положения в ин-тересах национальной безопасности России и ее интересы в АТР. Данный дого-вор позволит избежать угрозы со стороны федерального правительства факти-чески изменить территорию субъекта федерации (Сахалинской области), не учитывая интересов жителей Сахалина и Курил. К сожалению, факты игнори-рования Москвой интересов жителей Сахалина и Курил ощущаются достаточно жестко.

Виктор Митрохин, доктор юридических наук, заведующий Центром региональных правовых проблем и вопросов национальной безопасности ЮСИЭПИ

13 октября 2003г.

Вернуться назад









Рейтинг.Сопка.Net
Copyright © 2000-2011 ARCG
 
Developed by Сопка.NET
Хостинг RU-CENTER на www.nic.ru